Злая добрая улиточка
Сидим в гостях тихо - молча пиная под столом ногами, уходим не попрощавшись, - хук справа - зачем прощания?
Название: Сладкое яблоко
Автор: Злая добрая улиточка
Фандом: Sherlock BBC
Герои: Шерлок/Мориарти
Размер: мини
Категория: слэш
Рейтинг: НЦ-17
Краткое содержание: Шерлок поставил эксперимент над Джимом, а вот что делать дальше?

Где-то за пару дней до назначенного суда Шерлоком снова овладела скука. Мориарти, хоть и был схвачен, скоро выйдет на свободу. В этом детектив не сомневался. А пока ему было нечем заняться. Разве что поставить один эксперимент.

- Джон, нам нужно купить яблок. Ты все равно сейчас идешь в магазин, – не вставая с дивана, с закрытыми глазами произнес Шерлок.

- А как ты…

- Это элементарно, Джон. Утром ты искал молоко в холодильнике и сосиски. Так вот, молоко выпил я.

- А сосиски? – с надеждой спросил Уотсон. Его детектив мало ел, и Джон был рад, если Холмс ел хоть раз в день.

- Сосиски я не пил, я отдал их бездомным. Надо было чем-то оплатить их работу, наличных у меня не было.

- Ну, знаешь ли! – Джон стоял в дверях одетый и готовый выйти на улицу.

- Килограмм. Думаю, хватит. Только они должны быть полностью красные.

Через час Шерлок рассматривал содержимое пакета.

- Это не те яблоки.

- Как - не те?! Красные, высший сорт, как ты просил.

- Но у них есть розовые бочки. Яблоки должны быть полностью красными. Иди снова.

- Знаешь, что?! Я некуда не пойду. Хочешь яблок? Выбирай сам!

- Джо-о-он, - затянул Холмс. Он изогнул брови в мольбе и посмотрел так, как только смотрят голодные котята.

Сердце доктора было не каменным. Он подумал, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не глодало. Но Шерлоку нужны были яблоки не для еды.

В следующий раз яблоки были такие, какие надо, и Холмс в предвкушении эксперимента поспешил на кухню.

- Сюда пока не заходить, - предупредил он Джона, гремя расставляемыми пробирками и микроскопом. – Ах да, Джон, ужина сегодня не будет. Тебе придется обойтись чипсами, они на полке в гостиной.

Доктор возмущенно упер руки в бока:

- Что ты собрался делать с яблоками, Шерлок?

- О, всего лишь небольшой эксперимент, - улыбнулся Холмс.

- И ради этого я купил два килограмма?!

- Спасибо, Джон?.. – как-то неуверенно произнес Шерлок. Он очень старался выглядеть искренним.

Джон умилился: Шерлок поблагодарил его. «Чипсы так чипсы».

***
Намного позже.

- Не ешь эти яблоки, Джон, - предупредил детектив, вырывая фрукт из пальцев Уотсона, который решил закусить перед тем как отправится на суд. После первого слушанья детектива выгнали, запретив являться на оглашение приговора. Джон должен был поехать вместо него и все ему рассказать.

Шерлок аккуратно положил яблоко обратно в вазу.

- Это те самые?! Ими же может кто-нибудь отравиться!

- Может. Но не смертельно. В изначальном состоянии вещество совершенно безвредно, но, вступив в реакцию с яблочной кислотой, превращается в парализующий яд. Для объективного эксперимента мне нужны были зрелые совершенно одинаковые яблоки одного сорта.

- Но…

- Ты опоздаешь, Джон, – Шерлок настойчиво вытащил друга из комнаты.

Он уже знал, чем окончится заседание. Естественно присяжные оправдают Мориарти, поэтому надо бы подготовиться к приему гостя. Холмс послал смс брату, чтобы тот задержал доктора, и отправился на кухню заваривать чай.

***
Для пришедшего Джима с самого начала все пошло не так. Скрипнула половица, помешав внезапному появлению, потом было яблоко. Мориарти почувствовал напряжение, находясь в святая святых Шерлока. Ему надо было занять руки. Он осмотрел квартиру и наткнулся взглядом на вазочку. Алое, наливное, должно быть, сладкое яблоко само просило съесть его. Джим откусил кусочек и спросил:

- Можно?

- Конечно, - взмахнул смычком Холмс, указывая на кресло Уотсона, но гость по-хозяйски расположился в кресле самого хозяина. Он вынул складной нож и вонзил его в яблоко, аккуратно вырезал кусочек и проглотил его.

Детектив между тем налил чаю и подал чашечку Джиму. Прежде чем отпить, Мориарти развернул ручку чашечки в левую сторону и принюхался к содержимому, маскируя этот жест ничего незначащей фразой. Потом громко хлюпнул чаем, с удовольствием наблюдая как морщится Холмс.

Дальнейший разговор между ними напоминал безумное чаепитие. Как по артистической игре Джима, так и по содержанию беседы. Только если бы детектив был на месте Алисы, его бы выгнали из-за стола за несоответствие атмосфере.

- Жаль, ты не видел меня в короне, Шерлок, – наигранно-разочаровано протянул Мориарти.

- Жаль, ты не видел меня с пробиркой, Джим, – в тон ему отозвался Шерлок.

- Что?! – очнулся консультирующий преступник. – Ты все-таки что-то подлил мне?! Ах ты, проказник! – Мориарти попытался встать, но тут же повалился обратно в кресло.

Шерлок подождал, пока консультант окончательно потеряет сознание, и, взвалив на себя, отнес тело в спальню.

Детектив разул и аккуратно раздел Мориарти, повесив дорогую одежду на вешалки. Они с Джимом умели ценить хорошие вещи. Потом Шерлок достал из тумбочки наручники, позаимствованные когда-то у Лестрейда, и приковал запястья гениального преступника к кровати. Вряд ли Мориарти понравится такое обращение, когда он проснется, но Холмс не надеялся на его добровольное сотрудничество. Подумав, почти не смущаясь, Шерлок стащил с Джима и трусы. Стараясь поменьше обращать внимания на интимную зону, он вынул из ящика веревки и привязал ноги к ножкам кровати. Потом Шерлок достал записную книжку, пододвинул к постели стул и начал записывать предполагаемые и первичные результаты эксперимента. Закончив, он отвлекся ненадолго, сложил пальцы под подбородком, вздохнул и приготовился изучать представленный объект.

Сначала детектив пощупал пульс, посмотрел реакцию зрачков, каталогизировал в «чертогах» параметры тела, его пропорции, и только потом принялся составлять внешнее впечатление. Такая откровенная близость безвольного обнаженного тела ускоряла сердцебиение, и заставляла кровь двигаться быстрей по жилам.

У Джима была чувствительная кожа: бледная, тонкая, на ней легко оставлялись следы. По этой же причине на лице легкая щетина, бриться с такой нежной кожей вредно и неприятно. Дальше взгляд скользнул по шее и подтянутому телу. Шерлок отметил крепкие икры и стройные бедра, возможно, Мориарти до сих пор интересуется танцами или занимается спортом. Холмс фыркнул: Джим действительно любил себя. Лишние волосы с тела были удалены, брови выровнены, у крыльев носа следы тонального крема. Детектив заметил растрёпанную прическу и подумал, что Джим будет злиться сильнее, когда увидит себя в зеркале. Впрочем, это его мало беспокоило.

Его больше беспокоили последствия аскетического образа жизни, которые давали о себе знать в самый неподходящий момент. Холмс сглотнул и все-таки решился посмотреть еще раз на тело Мориарти. «С чего бы это томление? Совершенно неуместное. Это просто член (слизистая чистая, здоровый цвет пениса и мошонки, никаких признаков раздражения, которое могло бы вызвать новое парализующее вещество). Такой же, как у любого мужчины, такой же, как у меня, такой же, как у Джона... А у Джона все-таки на полдюйма длиннее». Это было некрасиво подглядывать за соседом в ванной, но он не виноват, что Уотсон забыл запереть дверь.

- Хватит пялиться на мой член, – пришел в себя Мориарти. Глаза были немного расфокусированы, но консультант боролся с отравой.

Джим шевельнул запястьями и недоуменно воззрился на детектива.

- Зачем это?

- Чтобы наш… диалог проходил в безопасных для нас обоих условиях, – пояснил Холмс.

- То, что ты произнес - это взаимоисключающие параграфы.

- Пускай. Но есть высокая вероятность, что ты не воспримешь меня всерьез и окажешь сопротивление.

- То есть убью тебя?

- Попытаешься, – поправил Шерлок.

- О, я предполагал, что безумие заразно, но чтобы настолько… - Джим действительно был поражен действиями детектива, но не собирался это показывать. - Что тебе надо? Вряд ли это то, о чем я думаю, так что…

- Нет, это не секс. Помощь в исследовании и сборе данных, – Шерлок был невозмутим. Он будто разговаривал с врагом о погоде.

- Надеюсь, это был не мутаген, которым пичкали кролика Бубенчика? Потому что, если у меня будут светиться яйца, клянусь Дьяволом, я найду тебя даже в лабиринтах лондонской подземки!

- Всего лишь парализующее вещество. В небольших дозах оно делает человека похожим на труп: отсутствие пульса, холодная кожа, зрачки не реагируют на свет. Эффект кратковременный, при увеличении разовой дозы наступает летальный исход. При повторных применениях вызывает ухудшения зрения, тахикардию, возможно летаргический сон, – «А также около дюжины пока не выявленных побочных эффектов».

- Знаешь, Шерлок, я начал считать тебя заурядным. А ты сумел удивить меня. Да-а… Ты удивил. Такого я от тебя не ожидал. А теперь ОТПУСТИ МЕНЯ!!! – рявкнул Джим, он, наконец-то, начал воспринимать слова детектива всерьез.

- Нет, когда образцы будут взяты, я вложу ключ тебе в руку или открою сам. Ах да, яд был в яблоке. Точнее в яблоках.

- Уже догадался. Я тебе что, Белоснежка?! – Мориарти не мог похвастаться таким же равнодушием, как у Шерлока, ему хватило разведывательного любопытства его брата.

- Кто? – хлопнул глазами Холмс.

- Неважно, - ответил Джим, делая мысленную галочку подарить детективу книгу со сказками.

- К тому же, было бы интересно сравнить наши образцы крови и ДНК, и попытаться расшифровать формулу гениальности, – как ни в чем не бывало продолжил Шерлок.

- А если я закричу? – на всякий случай предположил Джим.

- У меня есть кляп.

- Не буду.

- Хорошо, - детектив встал и принес в комнату медицинские принадлежности из врачебного чемоданчика Джона.

- А где твой дружок? Не боишься, что он нас застанет? – Мориарти с интересом наблюдал за раскладыванием инструментов на тумбочке.

- Джон будет занят еще как минимум два часа.

Набравшись смелости, которой обычно у Холмса не занимать, Шерлок распечатал упаковку со шприцем и продезинфицировал пленнику предплечье. Было неудобно, но детектив профессионально точно вколол иглу, несмотря на дернувшегося и голосящего Джима.

- А-а-а! Вынь это из меня! Не смей! Я тебе этот шприц в глаз воткну! Шер… - голос захлебнулся, когда шприц с кровью покинул руку.

- Ты боишься крови или уколов? – поддел мучитель.

- Ничего я не боюсь, просто неприятно, – фыркнул Джим, хотя продолжал смотреть на Холмса, как на насильника и садиста. От его взгляда становилась обидно.

Шерлок наполнил пробирку и пересел на краешек кровати, он наклонился и принюхался к чужой коже. Мориарти попытался отодвинуться, но это было бесполезно. Холмс, как ищейка, проводил носом вдоль туловища, и от легкого дыхания на теле появлялись мурашки. Почувствовав дуновение на груди, Джим не выдержал:

- Какого?! Шерлок, что ты делаешь?!

- Ты используешь крем для тела «Biarritz» с антиэнзимными пептидами из семян магнолии? Не рекомендую, если бы фирма использовала пептиды, полученные из семян пшеницы, крем был бы более эффективен. Лучше использовать гель для душа «Черный чай» от «Nougat», для чувствительной кожи особенно полезно.

- А есть с зеленым чаем? – впервые за последнее время Джим проявил неподдельный интерес. Неужели у них с Шерлоком есть что-то общее?

- Есть, но у меня только с черным.

- Кстати, есть отличная пена для бритья с маслом какао.

- Да, я видел. Джону понравится, хотя бы в ванной у нас будет пахнуть едой.

При упоминании Джона Мориарти снова помрачнел, и разговор быстро сошел на нет.

Шерлок в смущении отвернулся. Он переставлял колбочки, когда Джим произнес:

- Ты мог бы проводить эксперименты и на Джоне. И ты знал, что рискуешь, оставляя меня в таком положении.

- Ты меня не убьешь и в драку не полезешь, – пожал плечами Холмс.

- Как хорошо ты меня изучил, - хихикнул Мориарти и, обращаясь к потолку, возмущенно добавил: - О, Боже, меня приковал наручниками девственник-фетишист! Лучше бы изнасиловал! А еще лучше наоборот.

Шерлок впервые в жизни покраснел. На лице порозовели только скулы, но это и являлось для него высшим признаком смущения. Хуже было лишь в юности, когда брат застукал его за рукоблудием. На этом сексуальные изыскания для детектива и закончились.

- Э-эй! Ше-ерлок!

- Что?

- Ты пять минут таращился в стену.

- Извини, - Холмс откашлялся. - Коль скоро наш конфликт разрешится, а в этом я не сомневаюсь, я бы хотел иметь возможность сравнить наши биологические образцы и установить в чем схожесть и отличие между нами и между обычными людьми. Это позволило бы в будущем установить точные факторы, влияющие на формирование высокого интеллекта. Скажи, ты бы проявил добровольное участие в моих исследованиях и позволил бы взять необходимый материал?

«Идиальный социопат», - с восхищением подумал Мориарти.

- Нет. Это подозрительно. На основе полученного материала ты сможешь приготовить для своего брата сыворотку правды или яд, действующие только на меня.

- У нас не такие хорошие отношения с Майкрофтом, чтобы я занимался его заказами. К тому же, его люди сами прекрасно справляются, – Джим нахмурил брови, но Шерлок продолжил: - Как видишь, я сам решил изъять образцы. Учитывая твои намерения убить меня, в моем распоряжении остается не так много времени на исследования, поэтому я не стал ждать счастливого случая и проявил инициативу.

- Как скучно, а я-то думал, что ты будешь радоваться, что я в твоей власти.

- Вот так? – Шерлок взял щипчики и мстительно дернул волосок с краю подчеркнутой карандашом брови.

- А-а, madra!Cloch ar do charn!- в кризисной ситуации Джим переходил на родной ирландский.

- Полагаю, это было нецензурное выражение.

- Сволочь. Я убью тебя своими руками! – злодей отчаянно задергал наручниками, стремясь сломать кровать.

- Секунду, - детектив достал колбочку и собрал выступившую от неожиданной боли слезинку. – Принимая во внимание серьезность твоих обещаний, полагаю, мне стоит все отменить и позвонить брату.

- Думаешь, ему понравится это зрелище?

- Он и не такое видел.

- А не пошел бы ты!

- Спасибо, что напомнил, – Холмс мягко коснулся теплого живота и замер, мышцы под его рукой напряглись. Но он тут же отдернул руку. Шерлок не собирался что-либо предпринимать. Заходить так далеко даже для него было нетактично.


Ирландский мат:

madra! [mαdərə] - собака.
Cloch ar do charn – «Камень на твой каирн (могильный курган в древней Ирландии)». По-русски: "Чтоб ты сдох!"
Часть
- Ну, что же ты? Сейчас я не против, - Джим хитро сощурился и провел языком по верхней губе.

Шерлок осторожно вернул руку. Он чувствовал, как поднимается живот в такт дыханию, чувствовал, как бьется сердце выше в груди. Кожа под пальцами была сухой и нежной, белой, как молоко. Холмс впервые с изумлением осознал, что под его рукой живой человек, чувствующий, мыслящий, одушевленный, он, будто ощущал его частью себя. Перед ним был не абстрактный преступник или обычный человек, а Джим - просто Джим. Детектив испытывал симпатию к Джону, но он не чувствовал отдачи рядом с ним, он не ощущал эмпатической и социальной связи, присущей всем людям. Рядом с Джоном он чувствовал себя, как голодный человек, перед которым поставили жаркое. Посмотреть, но не дотянуться. А сейчас Холмс ощущал человеческое тепло, словно оно было его, принадлежало ему, как будто бы он был частью этого тепла, частью Мориарти. От этого было хорошо и грустно, потому что Шерлок вспомнил о прежней пустоте, и теперь ему хотелось уйти, освободить пленника и сбежать. Слишком острые чувства он испытывал, но властный голос остановил его:

- Не надо, Шерлок…

Это было просто чистое искушение и приглашение к действию.

Детектив посмотрел на Джима и увидел те же чувства, то же отчаянное желание, овладевшее им. Он провел по животу, погладил кончиками пальцев и придвинулся еще ближе. Наклонился и поцеловал чуть ниже ребер, прямо в солнечное сплетение. Поцелуй был невесомым, совершенно невинным, но обоих мужчин от него бросило в жар. Несколько поцелуев и поглаживаний заставили кровь хлынуть к паху, и член Мориарти приподнялся, привлекая к себе внимание. Многого от детектива ждать не приходилось, но хотя бы на минет Джим рассчитывал. Но у Холмса были иные планы.

Возможно, Шерлок считал стимуляцию ртом слишком откровенной для его первого тесного контакта или стеснялся отсутствия практики, но детектив касался интимной зоны только руками и целовал только тело. Правда, этот способ удовлетворения, знакомый каждому одинокому мужчине, несколько отличался от привычного. У Джима просто не хватило бы терпения, не будь он связан.

Сначала Холмс поднялся выше и погладил шею. Ему нравилось скользить кончиками пальцев по бледной тонкой коже, запоминая маленькую родинку на плече и чувствительные местечки. Приятные щекочущие ощущения заставили Мориарти прикрыть глаза. Шерлок хотел поцеловать в губы, но склонился над грудью и оставил дорожку поцелуев до низа живота. Потом он провел кончиками пальцев по бедрам, поглаживая их, но не трогая вставший член. Детектив слегка дунул на головку и положил правую руку на мошонку. Помассировав ее, он аккуратно погладил пальцами под ней, чем вызвал долгий стон и обильно выделившуюся смазку, потом взял член полностью в руку. Джим подался бедрами вверх и застонал, принуждая продолжить действия.

- О, черт! Мне надо было лишить тебя девственности давным-давно! Похитить, уложить и… Ладно, что бы ты ни делал дальше, продолжай.

- То есть, теперь я - Мистер Секс? – Шерлок нервно дернул молнию на брюках, которая болезненно давила на член.

Рациональное мышление все чаще давало сбой, но до себя Шерлок еще не дотрагивался. Он скользил ладонью по стволу и заставлял Мориарти извиваться на кровати.

- О-о, не надейся… Вот так… А лучше возьми его в рот, детка.

Но Холмс не собирался ему уступать и, чтобы сдержать себя, он начал говорить:

- М-м, знаешь, долгота полового акта у мужчин после двадцати пяти лет в среднем 7,6 минуты, перерыв между половыми актами в среднем от 12,84 минуты, длительность оргазма от 6 до 12 секунд. Чем ты можешь меня удивить?

- 7,6 минуты?! Откуда такие сведения?! Ох, уж эти британские ученые! За-аткнис-сь! Я не это имел в виду. Быстрей…

Шерлок не стал спорить.

Стройное, подтянутое, холеное тело преступника полностью находилось в его власти. Сейчас Мориарти был не опасен, наоборот, его мнимая покорность соблазняла, затягивала в сети. Шерлоку хотелось уделить внимание себе, и он, подведя к оргазму, оставил Джима. Воздержание пойдет ему на пользу. Мориарти захныкал и открыл глаза.

- Ах ты, mac soith! Верни мне оргазм! – Джим выдохнул. – Или освободи меня. Не бойся, Шерли, тебе будет хорошо.

Детектив вспотел, рубашка липла к телу, он хотел было поддаться искушению, но одернул себя. В этой битве выиграет он.

Холмс вернул руку и снова провел ею по члену, но ласка длилась недолго. Шерлок начал стимулировать только головку, обхватя большим и указательным пальцами, двигая ими и потирая.

Благодаря этому, эмоции сменялись на лице Джима с такой скоростью, что Холмс не успевал следить за ними. Впрочем, ему было не до этого. Он прикусил губу, чтобы не кончить раньше Мориарти, и снова, доведя Джима до предоргазменного состояния, прекратил всякое действие.

Мориарти готов был молить о пощаде. Он только жалобно постанывал и даже не ругался, и не угрожал детективу. На запястьях виднелись красные полосы.

В следующий раз Холмс сжалился над ним. Он быстро довел своего пленника до пика и последний раз передернул рукой. Джим закричал от нахлынувшей волны удовольствия и прибывал в бессознательной эйфории еще несколько минут. Когда Мориарти очнулся, он увидел расхристанного детектива с мутным от неудовлетворенного желания взглядом, который хотел как можно быстрее помочь себе, но Джим остановил его.

-Наручники…

Шерлок не сразу понял его. Дрожащими руками он взял ключ и щелкнул замком, открывая браслеты. Джим высвободился и повалил детектива на постель. Даже если Мориарти, ведомый сейчас праведным гневом, изнасилует его, он не будет сопротивляться. Но Джим лишь склонился над ним и обхватил член губами. Пара движений и детектив громко застонал, откинув голову назад, зажмурив глаза до пятен перед ними. Он вцепился в волосы Мориарти, вжав в себя, не давая отстраниться, пока не кончил, а потом расслабился, лежа на смятой простыне.

Джим едва не задохнулся. Когда Шерлок отпустил его, он закашлялся, пытаясь отдышаться. Вытерев подбородок, он произнес:

- После того, что было, ты просто обязан на мне женится, Шерлок!

Джим сказал это в шутку, но у детектива с чувством юмора было не так хорошо.

- В Англии не освящают однополые браки, – пробормотал Холмс.

- Их регистрируют в мэрии. Почитай в Интернете.

- Это был эксперимент…

Джим нахмурился. Ответ его задел. В этот момент до него начал доходить смысл фразы очередной брошенной подружки: «Все вы мужчины одинаковые!» Он покопался в тумбочке и нашел салфетки, чтобы хоть как-то привести себя в порядок.

- Это было принуждение к сексу!

- Ты не возражал.

- Ты приковал меня наручниками к кровати! – Джим бросил в детектива упаковкой.

- А… - Шерлок не сразу нашел, что возразить. – Соития не было.

- Но я ведь кончил. И ты тоже. Сомневаешься? Раз так, давай спросим у Джона, что он думает по этому поводу.

Но Шерлоку почему-то совсем не хотелось слышать, что думает Джон по этому поводу, поэтому он промолчал.

Мориарти приподнялся и властно поцеловал Холмса в губы. Пьянящий поцелуй и не до конца схлынувший оргазм заставили Шерлока придвинуться ближе и прильнуть к обнаженному Джиму. Они обнимали друг друга, поглаживали плечи, спины и совершенно не думали, что их могут бесцеремонно прервать.

- Шерлок! – раздался потрясенный голос.

О, Боже, Джон! На секунду Холмсу показалось, что его кудри на голове распрямились. Он поспешно оттолкнул Мориарти и обернулся к Уотсону.

- Джон, это не то, что ты подумал!

Черт, он все-таки сказал эту фразу!

- Да, Джонни, твой сосед просто пытался меня…

- Заткнись! – яростно крикнули в ответ Джон и Шерлок.

- Что здесь происходит?! – раздельно произнес доктор. Это был риторический вопрос, он и сам видел, что происходит, но он должен был дать шанс детективу оправдаться.

- Это был всего лишь эксперимент, Джон. Помнишь те яблоки, которые ты купил?

Но Уотсон не хотел дальше слушать. Эксперимент, значит?! Он и сам не понял, почему это его так обидело.

- Не надо, Шерлок! Я все понимаю. В тебе, наконец, проснулась сексуальность. Ты понял, что тебя возбуждает. Это нормально. Но я не понимаю, категорически не понимаю, почему тебя потянуло на этого… человека! Ты хоть осознаешь, кто это?!

Шерлок недоуменно воззрился на дующегося консультанта.

- Да. Джеймс Мориарти, консультирующий преступник.

- Все, с меня хватит! Сначала Майкрофт выносил мне мозг, теперь ты. Хватит. Вы уже взрослые, разбирайтесь сами, – Джон был сильно расстроен. Он развернулся и ушел к себе в комнату.

«Да что я сделал не так?! – с грустью подумал Холмс. – Джон не любит мои эксперименты. Но я же, вроде, ничего на этот раз не испортил, – он обернулся к Мориарти. Надо было как-нибудь спровадить его и обо всем подумать. Видеть больше Джима не хотелось. То, что он собрал не все материалы для исследования, уже не имело значения.

- Вот твоя одежда. Тебе пора. Одевайся и уходи, - спокойным тоном сказал он. Шерлок подал вешалки Джиму, при этом стараясь не смотреть ему в глаза.

- Вот как… Хорошо, – в голосе Мориарти прозвучала холодная ярость.

«Хватит с тебя игр, Шерлок. Может, забить его вон той уродливой статуэткой бульдога, пока его гениальные мозги не зальют пол?» Некстати вспомнились мягкие волосы Холмса, его сильные руки, тонкие пальцы, движения этих самых рук… Джим встряхнул головой. Шерлока в комнате уже не было.

Перед уходом Мориарти все-таки заглянул в гостиную. Детектив стоял к нему спиной и водил смычком по скрипке. Получалась настоящая какофония, словно Холмс разучился играть.

- Думаешь, это наша последняя встреча, Шерлок. Мы еще встретимся, – пообещал Джим.

Скрипичная трель стала совсем невыносимой.